> IV сессия международного форума «Уголовное право и преступность в эпоху глобализации» | Юридический факультет МГУ
Дополнительное образование

IV сессия международного форума «Уголовное право и преступность в эпоху глобализации»

На протяжении последних лет традиционно заметным явлением в научном мире становятся заседания международного форума «Уголовное право и преступность в эпоху глобализации» (IFCCLGE), основанного в 2009 г. на базе ежегодных международных научных конференций, организовывавшихся Китайским политико-юридическим университетом.

1–3 декабря 2012 г. в Пекине прошла IV сессия этого форума, объединившая более 100 ученых и экспертов из 21 государства мира (Австралии, Аргентины, Бразилии, Великобритании, Венгрии, Испании, Италии, Канады, КНР, Колумбии, Мексики, России, Сербии, США, Украины, Франции, ФРГ, Швейцарии, ЮАР, Японии и Тайваня). Тема встречи — «Обновление концепции уголовного наказания и совершенствование мер противодействия преступности».

Российскую делегацию возглавили два вице-президента форума — профессора В.С. Комиссаров (МГУ имени М. В. Ломоносова) и А.И. Коробеев (ДВФУ). Кроме них в состав делегации вошли профессора А.В. Наумов (РПА Минюста России), А.И. Рарог, Т.Г. Понятовская, Л.В. Иногамова-Хегай (МГЮА имени О.Е. Кутафина), Н.А. Лопашенко (СГЮА), В.А. Якушин (Волжский университет имени В.Н. Татищева), Ю.В. Голик (Елецкий государственный университет имени И.А. Бунина), Г.А. Есаков (НИУ ВШЭ).

Основной доклад на форуме был сделан председателем IV сессии форума профессором Хэ Бинсуном. Он отметил, что тематика форума является продолжением повестки дня II сессии, прошедшей в 2010 г. и посвященной критическому переосмыслению и выходу за границы традиционного учения о наказании. На IV сессии было продолжено обсуждение современных проблем учения о наказании.

Профессор Хэ Бинсун предложил в качестве гипотезы обсудить достоинства и недостатки традиционных теорий наказания, таких как теории возмездия, предупреждения, смешанная теория и др. В новую эпоху возникает необходимость в новых теориях уголовного наказания. По мнению ученого, настало время обновить концепцию наказания, предложив для обсуждения теорию защиты прав человека. На ее основе можно будет скорректировать меры борьбы с преступностью, реформировать систему наказаний и пенитенциарную систему.

Теория защиты прав человека предполагает, что единственная цель права заключается в равной защите основных прав всех людей, что при назначении наказания необходимо придерживаться золотой середины, объединять добрую цель и доброе средство, добиваться справедливости и целесообразности. Наказание должно восстанавливать человеческое достоинство личности, не служить инструментом воздаяния и устрашения. Только путем восстановления доброй человеческой натуры преступника можно попытаться предотвратить повторное совершение им преступления. Наказание должно назначаться с учетом личности виновного, нести в себе дух компромисса; быть адекватным, умеренным, в полной мере использующим все свои внутренние ресурсы вместе с механизмами самоконтроля и самодисциплины, необходимыми как средства достижения конечной цели — защиты прав человека, и предотвращения, таким образом, неправильного применения уголовного права или злоупотребления им. Защита прав человека как цель наказания сама по себе является благом, как и способ достижения данной цели, а идеальное сочетание того и другого образуют теорию защиты прав человека.

По мнению профессора Хэ Бинсуна, такая корректировка предполагает четыре магистральных направления. Во-первых, в части общей структуры уголовно наказуемых деяний следует четко обозначить тяжелейшие преступления против прав человека, совершенные представителями власти (геноцид, преступления против человечности, военные преступления), и поставить их на первое место в уголовном законе. Во-вторых, необходимо уточнить круг преступных деяний, связанных с серьезными нарушениями прав человека (преступления против окружающей среды, преступления, связанные с незаконным получением и употреблением ядерных материалов, и др.). В-третьих, требуется полностью исключить уголовную ответственность за деяния, которые посягают лишь на право господства, но не нарушают прав человека или человеческого коллектива. В-четвертых, следует декриминализировать аморальные деяния и незначительные нарушения общественного порядка. С точки зрения системы и видов наказаний в первую очередь нужно решить вопрос о смертной казни, неопределенных приговорах и жестоких наказаниях, сделав наказание более гуманным и человечным.

Основной доклад от российской делегации был сделан профессором В.А. Якушиным (Волжский университет имени В.Н. Татищева). В выступлении были затронуты основы учения о наказании в современном российском уголовном праве, охарактеризованы система и виды наказаний, проанализированы последние тенденции в области мер наказания и их применения в России.

Выступления представителей делегаций разных стран содержали в основном обзор современных национальных систем наказания.

IV сессия форума завершилась решением участников собраться осенью 2013 г. на V сессию, посвятив ее проблемам борьбы с коррупцией.

Резолюция четвертой сессии IFCCLGE о теории защиты прав человека

Мы, делегаты 19 стран и территорий, включая, Китай, Россию, Францию, Германию, США, Бразилию, Италию, Японию, Испанию, Канаду, Южную Африку, Аргентину, Мексику, Венгрию, Украину, Сербию, Тайвань, Гонконг, Макао, представителей Организации Объединенных Наций приняли участие в четвертой сессии IFCCLGE. Мы существенно обогатили и укрепили свои знания, благодаря продолжительным исследованиям и дискуссиям, основанным на предшествующей резолюции второй сессии IFCCLGE «О теории защиты прав человека». Ниже приводятся общие позиции, выработанные в ходе прошедших в рамках форума дискуссий о теории защиты прав человека. Эти позиции послужат основой для будущих дискуссий.

1. Теории уголовного наказания формировались и развивались в рамках исторического процесса и являются продуктом соответствующей исторической эпохи. Несмотря на то, что традиционные теории наказания (включая абсолютные теории наказания, относительные теории наказания и синтетические теории наказания) являлись продуктами прошлого и играли роль в стимулировании и историческом развитии теорий уголовного наказания, вместе с вхождением человечества в новую историческую эпоху, так называемую эпоху глобализации, они будут постепенно исчезать и в конечном счете изживут себя. В новую эпоху возникает необходимость в новых теориях уголовного наказания. В свою очередь, создание теории защиты прав человека удовлетворяет потребности новой эпохи и соответствует энергично растущему правозащитному движению.

2. Основная цель теории защиты прав человека — защита прав человека, т. е. равная и всесторонняя защита всех индивидуальных и коллективных прав человека в целях достижения единства добродетели и справедливости. Поскольку права человека являются наивысшей ценностью, а равенство означает справедливость, существование справедливости is in itself and for itself.

3. Защита общества не является целью уголовного наказания; однако это не означает, что наказание не должно назначаться за преступления против государства и общества. Наказания необходимы и оправданы в следующих двух аспектах: 1) когда деяние угрожает системе общества, а также нарушает индивидуальные права человека; основная цель уголовного наказания — защищать права человека, а не общество; 2) когда деяние угрожает государству, оно также угрожает коллективным правам человека. Одной из главных функций государства является защита от вторжения со стороны иностранных врагов. В случаях, когда иностранный враг свергает власть государства, граждане данного государства будут подвергнуты жестокостям со стороны иностранного врага и таким образом утратят коллективные права человека. При таком сценарии, однако, основной целью наказания преступного деяния, угрожающего государству, по-прежнему остается защита коллективных прав человека, а не защита господствующего в данный период режима.

4. Цель защиты прав человека должна реализовываться соласно принципам «добро над злом» и «восстановление доброй человеческой натуры», а не по принципу «злом на зло». Следовательно, теория защиты прав человека противопоставлена теории защиты общества, рассматривающей уголовное наказание как угрозу и средство устрашения, применяемое в целях предотвращения совершения преступлений другими людьми. Теория защиты прав человека противостоит бесчеловечным, жестоким мучительным наказаниям. Целью наказания является не возвращение преступников в общество, а восстановление их человеческого достоинства. Дело в том, что общество состоит из классов, и возвращение преступника в общество означает возвращение его в тот класс, которому он принадлежит. Для преступников, особенно, принадлежащим к низшим классам, это означает возвращение в общественное окружение, где они совершили преступление и где будет дано начало совершению новых преступлений, а не предотвращению их повторного совершения. Таким образом, только путем восстановления доброй человеческой натуры преступника мы можем предостеречь его от повторного совершения преступления. В связи с этим наказание должно быть гуманным и отражать добрую человеческую натуру. Только путем помещения преступников в гуманную обстановку сможем мы вернуть их добрую человеческую природу. Теория защиты прав человека также противопоставлена экстремальным и чрезмерным наказаниям, которые предложены карательной теорией наказания. Теория защиты прав человека предусматривает, что наказание должно быть компромиссным, адекватным, умеренным, в полной мере использующим все свои внутренние ресурсы вместе с механизмами самоконтроля и самодисциплины, необходимыми как средства достижения конечной цели — защиты прав человека и предотвращения, таким образом, неправильного применения уголовного права или злоупотребления им. Защита прав человека как цель наказания сама по себе является благом, является таковым и способ достижения данной цели, а идеальное сочетание того и другого образуют теорию защиты прав человека.

5. Новация теории уголовного наказания призвана не только изменить теоретические основы действующего уголовного права разных стран, но и предложить теоретические основы для реформирования уголовного законодательства. Отправной точкой является корректировка превентивных мер уголовного противодействия, объектом которой является регулирование права государства наказывать (стандартизировать и ограничить право наказывать) чтобы предупредить злоупотребление правом наказывать, нарушение и ограничение прав человека. Содержание реформы: 1) переключение с преступлений, угрожающих обществу, на преступления угрожающие правам человека; 2) переход от строгих, жестоких, негуманных наказаний к гуманным и личностно-ориентированным наказаниям.

Резолюция четвертой сессии IFCCLGE о высшей мере наказания

Четвертая сессия IFCCLGE сосредоточилась на дискуссии о высшей мере наказания. После горячих дебатов были сформулированы следующие положения:

1. Высшая мера наказания — бесчеловечное, жестокое и суровое наказание, лишающее человека жизни. Человеческая жизнь — фундаментальная основа всех прав человека и самого существования человека и людей вообще. Лишение какого-либо человека жизни означает уничтожение человека; лишение жизни всех людей означает уничтожение всех людей. Таким образом, человеческая жизнь — наивысшая ценность. Она должна чтиться как святыня, которую не может отнять никакое государство, никто и ни по какой причине. Исторический опыт свидетельствует о неизбежной необходимости отмены высшей меры наказания, лишающей жизни.

2. Применение смертной казни противоречит основам теории защиты прав человека. Безо всякого преувеличения, даже в случаях вынесения подсудимому смертного приговора жизнь, отнятая преступлением, не вернется; вместо этого еще одна жизнь будет отнята. Это недопустимо согласно теории защиты прав человека. В связи с этим все приверженцы теории защиты прав человека, вероятно, поддержат отмену высшей меры наказания.

3. Мы глубоко понимаем то, что процесс отмены высшей меры наказания требует времени. Соответственно абсолютно нереалистично ожидать того, что страны, сохранившие высшую меру наказания, отменят ее немедленно. Мы признаем и допускаем наличие таких процессов, но также ожидаем их ускорения. Выражаем надежду на то, что государства и правящие силы, не запретившие применение высшей меры наказания, изменят свои представления об уголовном наказании, примут активные меры, ограничат и сузят пределы применения высшей меры наказания в целях последующей отмены высшей меры наказания в ближайшем будущем.